75-я годовщина освобождения Льгова от немецко-фашистских захватчиков

10:59
75-я годовщина освобождения Льгова от немецко-фашистских захватчиков

В документах штаба Воронежского фронта операция по освобождению Льгова носила название «Льговско-Рыльской». Основную роль в ликвидации льговского плацдарма сыграла 60-я армия Воронежского фронта под командованием генерал-майора Ивана Даниловича Черняховского.

Насколько важное значение придавал противник удержанию г. Льгова и железнодорожного узла видно по тому, как сильно он был укреплен. Пять раз командарм Черняховский отдавал приказ об овладении городом (12, 17, 22, 25 февраля), и только решительное наступление по всему фронту, предпринятое 1 марта 1943 года, привело к успеху, а 3 марта Льгов был полностью освобожден.

В Банищах же долгожданным днем освобождения стало 5 марта 1943 года. Именно тогда 322-я стрелковая и 248-я отдельная дивизии 60-й Армии Воронежского фронта освободили это село и хутора Банищанского сельсовета. О событиях того марта рассказывает сегодня руководитель поискового отряда «Родник» Банищанской средней школы Лидия Александровна СИВОЛИНА:

– Мы с ребятами задались целью выяснить, кто же и как освобождал наше село. Своеобразным толчком послужило письмо от полковника Василия Тихоновича Петрова, проживавшего в Красноярске. Он написал, что очень рад, что село наше живёт, а ведь в 1943-м оно было почти полностью сожжено. В письме Василий Тихонович рассказал о том, как в марте 1943 года 322-я стрелковая дивизия, в составе которой он воевал, освобождала село Банищи, и о тех, кто освобождал.

Также его волновала судьба могилы его друга, старшего лейтенанта Вениамина Николаевича Ланенкина, о котором он писал так: «Ланенкин со своей батареей поддерживал наступление пехоты. Атака была отбита, пехота отошла. Он дал приказ отходить батарее, а сам решил прикрыть её отход. Увлёкшись боем, израсходовал все патроны автомата, начал отстреливаться из пистолета, в это время его ранило в обе ноги. Раненый, он продолжал отстреливаться. Немцы всё ближе и ближе, лейтенант нажимает на спусковой крючок – безрезультатно! Так немцы взяли его. Мы нашли его за сараем, всего изуродованного, глаза выколоты, большая вмятина на виске, петлицы сорваны, один валенок с ноги снят совсем, другой наполовину. Похоронили его недалеко от церкви, под большой ракитой. А ординарца так и не нашли.

4 марта шел бой за село, наши вели обстрел осколочными снарядами. От одного из снарядов, попавшего в дом, начался пожар. В селе началась паника… Немцы стали тушить пожар, а наши старались им помешать. К вечеру поднялся ветер, и пожар усилился. Картина жуткая! А рано утром прибегает часовой и говорит: «Немцы наступают!». Мы все выскочили к орудию, на фоне пожара бежит человек 20-30, на немцев не похожи. Подпустили их метров на 200 и дали очередь из автомата поверх голов. Все упали и кричат: «Не стреляйте, свои!». Подошли к нам, в основном, женщины и подростки. Плачут, кричат. Они рассказали, что все из этого села, что немцы их закрыли в сарае и собирались сжечь. Закрытыми они просидели там трое суток, холодные и голодные.

Спаслись они чудом. Когда стали их поджигать, спички не загорались, и немцы отправили старосту за спичками, а чтобы принёс быстрее, его разули. Босиком, по снегу, староста всё равно не спешил. А тут начался артобстрел, и немцы кинулись бежать, так и не дождавшись старосту. Люди просидели до вечера и поняли, что их никто не охраняет, выломали двери сарая и побежали своим навстречу. Они боялись, что в селе ещё немцы.

В 10 часов утра село Банищи было освобождено от противника».

Освобождая Банищи, погибло 78 человек, похоронили их рядом с могилой Ланенкина. Сейчас на этом месте братская могила.

– Письмо Василия Тихоновича заставило нас задуматься, – продолжает Лидия Александровна. – Ведь за каждой фамилией кроется судьба человека. Каждого из них ожидали родные и близкие, не зная их военной судьбы.

Взяв самые скудные данные в военкомате, ребята из школьного музея написали родным и близким или в военкомат, призывавший того или иного человека на фронт. Так стали известны судьбы погибших при освобождении села. Вот лишь некоторые…

О лейтенанте Иване Егоровиче Гусеве ходили легенды в полку. Он был отменного телосложения, вроде былинного богатыря. Всегда его можно было видеть на передовой с пулеметчиками. Когда Иван Егорович стрелял, несколько человек еле успевали подтаскивать пулеметные ленты с патронами. Врагов косил, как заправский косарь. В своем письме к жене, накануне жаркого боя за наше село, он написал: «Скоро 8 марта, надо освобождать людей из неволи. Это и будет моим подарком». Но этот бой для Гусева оказался последним. Об этом мы узнали от его друзей: Георгия Михайловича Щедрина и Ивана Сергеевича Королева, проживавших в Курске. Они тоже освобождали наше село. Не раз приезжали к нам в школу на вечера-встречи.

Как не вспомнить о Сергее Михайловиче Сынкове, комбате, родом из Тулы! Кадровый военный, старший лейтенант, командир батальона 322-й стрелковой дивизии. Он посвятил свою жизнь беззаветному служению Родине. В нем сочетались мужество и стойкость с искренней добротой и нежностью. Он погиб за наше село в 1943 году 5 марта. Его личные вещи, фотографии, письма-треугольники, воспоминания жены и сына хранятся в школьном музее.

10:59
535
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Партнеры
ФОК
Партнеры

Информационный сайт города ЛЬГОВа
X

Привет дорогой друг

У тебя установлено расширение AdBlock или подобное.

Добавь мой сайт в белый список, и тем самым внесешь свой вклад в его развитие.

Инструкция как отключить AdBlock